В городе Тарусе

Неожиданно выехали в отпуск в Подмосковье. Обычно летом мы, конечно, по Подмосковью не ездим, а ездим на море, но коронавирус диктует. Вообще-то план был искупаться в пресной воде – я вообще не люблю в море купаться, люблю, чтоб не солено было. Поэтому в Яндексе забивали «отель с водоемом», а дальше выбирали уже по знакомым названиям. Но поскольку последние пять с хвостиком месяцев мы живем, гм, несколько суматошно, времени на выбор у нас было минут 15. Так что отель с водоемом-то мы нашли, а вот уточнить, можно ли там купаться, уже не успели. Поехали в отель «Яхонты-Таруса», где оказалось озеро без счастливой возможности в него окунуться (вообще по размерам это пруд, незаметно переходящий в лужу).



Я очень расстроилась, но в итоге все вышло совсем неплохо. Отель оказался симпатичный, из серии «Рабинович плохой солдат, а старается». То есть по всем признакам видно, что владельцы видели, как оно должно быть, и очень стараются повторить. Получается не всегда, но уже одного старания оказывается достаточно, чтобы было приятно. Большая территория в сосновом бору, с фонариками, гамаками, фигурками оленей и живыми черепахами и енотами. Выход к луже-пруду. Речка в 500 метрах. Сами корпуса в альпийском стиле «белые стены с деревянными балконами и украшениями». Бассейн с лягушатником и сауной. Шведский стол. Короче, нам понравилось. Мне особенно понравилось после того, как я сообразила, что могу спать вместо завтрака и приходить сразу на обед :).














Ян в «Яхонтах» впервые в своей жизни сходил в бассейн. В первый раз, когда мы его окунули, он страшно удивился и даже что-то высказал (не плакал, а именно начал говорить «Э! Э!» в смысле – «что-то происходит, и вы уверены, что это нормально?!»). А потом привык и начал получать бездну удовольствия! Шлепал руками по воде (очень смешно – шлепнет, сам себя обрызгает, сам себе удивится, рассердится, от гнева шлепнет еще раз и дальше по кругу), лежал на воде и шевелил ногами типа плыл, катался в надувной лодке, грелся в сауне. Жалко, что из-за коронавируса вода была слишком хлорированная и мы сходили всего 2-3 раза.









Поскольку мы с Лешей не работали, то могли дать крошечке возможность спать, как ему хочется. А хочется ему всегда одинаково – на ручках. Вот мы и пристраивали его на подушку, подушку брали на руки (ну брали, брали – я брала, потому что крошечка изволит спать в основном у меня) и смотрели кино или читали книжки. По вечерам гуляли с ним в этих соснах и вокруг этого пруда. На обед он ходил с нами в автолюльке и оттуда гордо наблюдал за поведением окружающих.

На четвертый день к нам приехали родители, мама с Толей (мы сразу брали двухкомнатный номер, чтобы а) Леша с Яном могли уходить по вторую комнату по утрам, когда я еще сплю, б) к нам могли приехать мама с Толей). Вместе с ними поехали погуляли по Тарусе, но недолго – я забыла накладку для кормления и нервничала, что не смогу покормить, если он проголодается. Но все равно успели погулять по набережной и центру – очень миленькое-маленькое все.







Старшие дети в это время были в «Умном лагере», но про это я лучше потом напишу :).

Яну пять месяцев

Яну, между прочим, вчера пять месяцев исполнилось. Из них бОльшую часть он провел на даче в Юрьевке, большое спасибо тете Жене. И там, в Юрьевке, вокруг него все время много взрослых и не очень желающих поносить его на ручках. Поэтому нету никакой потребности прокачивать скилл самостоятельной жизни, а главное, самостоятельного сна. То есть самостоятельная жизнь на коврике и в шезлонге еще хоть как-то покоряется при условии сытости и сухости, а сон вот вообще никак. Уже месяц он спит сам по себе минут 20 после того, как я его покормлю после купания вечером. Я за это время должна успеть принять душ/почистить зубы, потому что потом из люльки раздается требовательное "ЭЭЭЭЭЭЭ!", и надо крошку забирать в нашу кровать. То есть можно и не забирать, а укачать и положить обратно, но тогда цикл повторится спустя еще час. Не могу сказать, что я очень этим счастлива, потому что и в нашей кровати он предпочитает спать у меня на руках.

Днем спит на руках у няни, у дедушки, у бабушки, у Марты или, если уж прям совсем никого нет, у меня или Леши в слинге (мы при этом пытаемся работать). Будь это Марта или, особенно, Марк - я бы предпринимала усилия, чтобы приучить к раздельной личной жизни. А тут я просто напоминаю себе, что вообще-то осталось совсем недолго до того момента, когда он переедет в свою кроватку, немедленно расстраиваюсь от того, что он уже такой большой, и, конечно, никого никуда не переселяю.

Сейчас уже очень хорошо переворачивается на пузо, но делает это не так часто. В принципе, больше всего (если он не сидит на ручках, конечно) Ян любит валяться на коврике и тянуть себе в рот игрушки, которые над ним висят. Но вообще очень спокойный (ттт) и почти не скандалит, только по делу.

Сменил стиль разговора. Раньше он агукал (прям говорил "ГУ" и "АГУ"), теперь скорее рычит и свирепо говорит "А!". С трех месяцев слюни текут рекой, грызет все подряд - но зубов пока не видно, хотя очевидно, что десна чешутся.



В четверг вернулись из Юрьевки в Москву - Марк с Мартой в понедельник поедут в лагерь, а мы в среду - в парк-отель в Тарусе. Вообще изначально в Умный лагерь хотела только Марта - она очень компанейская, ей очень нравится этот лагерь и она собиралась в него в любом случае, а тут еще удалось уговорить поехать Мартину подружку Сашку (дочку моей подруги Инны), и все сомнения окончательно отпали.

Марк ехать в лагерь сначала не хотел - в прошлом году у него не сложились отношения с ребятами из отряда (они друг друга раньше знали и в компанию не приняли), ему было скучно, они, вроде бы, его задирали, и повторять ему не хотелось. Но тут оказалось, что его лучший друг из ЛИТа Леша едет, и все сразу заиграло другими красками. Так что Марк теперь тоже едет.

Мы же втроем поедем в этот парк-отель немного перевести дух, а то работать без перерыва с младенцем все-таки напряженно. Если все будет хорошо, к нам туда на пару дней еще и мама с Толей приедут - мы взяли двухкомнатный номер, так что все поместимся.

Очередной milestone

Я, конечно, уже совершенно забыла, что и когда положено делать младенцам. Знаю только, что когда-то должен держать голову, улыбаться, агукать, переворачиваться, ну и так далее. А когда именно - все забыла, и поэтому на всякий случай каждый раз испуганно думаю "ой, он уже ж должен фокусировать взгляд, наверное, а он еще не" или "ой, ему уже полтора месяца, а он еще не улыбается!!" (кстати, именно из-за улыбки я больше всего нервничала, потому что именно отсутствие улыбки у Марка в каком-то подходящем возрасте стало первым признаком отставания в развитии, которое в итоге оказалось моторной алалией). Ну так вот. Каждый раз, когда я впадала в панику, оказывалось, что улыбаться, гулить, держать голову и тд уже можно было бы, но точно еще никто не опоздал, а спустя буквально пару дней Ян начинал это делать.

Такое длинное предисловие - это все к переворотному моменту в нашем бытии. А именно к тому, что вчера Ян в первый раз перевернулся. Леша отнес его после купания на второй этаж, я осталась внизу что-то доделывать и вдруг получила в Вотсапп вот такую фотку и вопли "иди сюда бегом".



Пришла "туда бегом", а наш мальчик лениво с поскрипыванием переворачивается со спины на пузо и оттуда вяло намекает, что не время сейчас для подвигов, что надо спать, а не вот это все, но если вам приятно, то, так уж и быть, он готов покрутиться.

Еще один milestone - к нам на дачу приехала наша няня Маша, которая с начала коронавирусной пандемии у нас почти не работала и Яна, соответственно, почти не видела. То есть мы с Яном вернулись из роддома, Маша приходила к нам еще буквально неделю, потом Леша начал ее сам привозить пару раз в неделю, чтобы она не ездила на общественном транспорте, а потом ввели пропуска и практически запретили ездить тем, кто не работает официально, и Маша засела дома. И вот эти первые дни, когда Маша только познакомилась с Яном, она побаивалась с ним иметь дело. У Маши нет своих детей, Марк с Мартой достались ей в подопечные уже очень взрослые, поэтому с младенцами она вообще никогда дела не имела. И я думала, что еще довольно долго ее помощь нам будет заключаться во всякой работе по дому, а с Яном буду я.

Ну так вот, все вышло намного лучше, чем я думала. Ян стал взрослее, он держит голову, улыбается и вообще стал понятный. То есть если он плачет, то более или менее понятно, почему. Ну и взять неправильно не получится. Так что Маша с ним возится и, кажется, даже с наслаждением, и одной проблемой стало меньше.

(no subject)

В связи с пандемией мы не можем никуда уехать летом (а планов было...), поэтому перебрались пока на Женину дачу. Марк с Мартой щасливы, особенно Марк - он сидит в своей комнате на втором этаже, спускаясь только поесть, часами играет с школьными приятелями в мафию (у них, оказывается, в школе целый клуб мафии есть), смотрит сериалы на английском (мультсериалы по Звездным войнам он смотрит даже без субтитров!), играет на компе и телефоне, и мы его почти не видим. То есть если позвать и попросить что-то сделать - он без звука придет, ворчать не будет. Но сам по себе к людям не выходит )

Марте очень нравится то, что мы тут с бабушкой и дедушкой (поскольку я продолжаю работать, я не рискнула выезжать без помощи. Дома мы худо-бедно справлялись при приездах мамы с Толей пару раз в неделю, но в большом доме мне слабо). Каза все время трепется с бабушкой, валяется на качелях на улице с дедушкой, много занимается Яном и успевает еще и тучу занятий типа танцев, фотошопа и английского.

Ян тут стал намного хуже спать по ночам. Иногда мне кажется, что ему не хватает молока, хотя мы считали количество раз, когда он писает, - вроде бы все в норме. Иногда - что у него болит живот. Поскольку у него не спросишь, можно предполагать что угодно с одинаковой степенью вероятности. Чаще всего мы забираем его к себе уже часа в два ночи, но и с нами он спит не очень крепко.

Сегодня целый день провели с ним вдвоем - Марк с Мартой уехали на день рождения к дочке avesti Оле. Ян вообще вел себя неплохо, но с рук не слезал вообще ). То есть на руках он не скандалил, но спал на мне, и тусил на мне, и вообще пообедать дал только в семь вечера, но зато с размахом - я не только успела пожарить курицу и сделать салат себе, но и щи сварила на завтра.

Ян, кстати, начал очень живо реагировать на стихи. Понятно, что для него все это набор звуков, но сообщение, что "руки-ноги он ей веревками крутит" вызывает у него полный восторг. Внизу поста будет пару видео примерно на эту тему.

Вообще остро стоит вопрос "а чем же заниматься старшим детям?". Потому что так они бы были или в Болгарии и тусовались с дружбанами, или поехали бы в лагерь, или в Одессу. А тут они сидят в Юрьевке, друзей в гости сюда не позовешь особо (да и я не хотела бы, если честно), и, в общем, не знают чем себя развлечь. Марк написал своей школьной учительнице математики, что хотел бы как-то позаниматься, она ему скинула набор задач и предложила потом обсудить решение. Это вообще отличный вариант, но она тоже в отпуске, у нее хватает дел, так что решил он задачи за первые два-три дня, с тех пор прошло еще три дня, но пока они никак не могут созвониться. Прошел курс по финансовой грамотности, написал какую-то программу на питоне, у него по-прежнему английский и математика, но все равно видно, что ему скучновато. Но, правда, вчера сообразил, что можно скачать книгу по Звездным войнам и теперь читает.

У Марты намного больше занятий (танцы, фотошоп, много английского), но вообще она-то как раз от скуки не очень страдает, умеет себя занять, общается онлайн с подружками и, кажется, не очень-то скучает по школе.



Странный Ян

Марк: Странный Ян человек... Почему-то он предпочитает вопить вместо того, чтобы начать решать проблему.
(Сам Марк, к слову, свято следует именно этому принципу, то есть вопит).

Ян научился смеяться

Ян сегодня научился смеяться. У Леши на руках вдруг прям расхохотался, а потом повторил фокус во время купания, хотя в ванной он обычно так сосредоточен на погружении в воду и разбрызгивании ее вокруг, что даже не разговаривает.

А утром так же самозабвенно кричал аж час без перерыва, и по истечении этого часа, когда Ян уже уснул у меня на руках, Марк сообщил, что вот еще и поэтому детей он иметь не планирует, потому что выдержать это невозможно (не в смысле "невыносимые звуки", а в смысле "я очень переживаю"). Первая и основная причина - слишком ответственно и слишком дорого.

(no subject)

Не знаю, в который раз я начинаю это писать. В восемнадцатый, наверное.

Короче говоря, в какой-то момент я забросила ЖЖ, потому что а) появился фейсбук, б) дел стало больше намного, в) дети стали достаточно взрослыми, чтобы мне неудобно было писать про них так, будто они этого не прочитают. Но теперь надо возвращаться, потому что мне опять есть о ком писать :).

25 февраля у нас родился второй сын. Вообще-то я считала, что с деторождением мы завязали. Я очень хотела третьего ребенка, но Леша постоянно был категорически против, и в какой-то момент я поняла, что вряд ли мы решимся (хотя бы потому, что я стремительно приближалась к сорокалетию).

Ну вот за пару месяцев до этого сорокалетия Леша (неожиданно для меня и для себя, кажется, тоже) стремительно дозрел. По-моему, дело было в том, что Марк вдруг резко вырос и превратился в подростка с усами, ломающимся голосом, ростом с меня и прочим. И как-то очень очевидно стало, что вот-вот мы превратимся в семью с очень взрослыми детьми и не в кого будет играть :). И Леша сразу понял, что нам опять нужен маленький.

Вообще, если бы я знала, что он дозреет, я бы как-то иначе это спланировала. Не говоря уж о том, чтобы я все это перенесла бы на пять лет пораньше, я хотя бы не рожала бы одновременно с Мартиным днем рождения. Но очухаться Леша мне не дал, и в июне прошлого года я поняла, что беременна.

Эта беременность была идеальной почти до самого конца, и только в январе появились сложности – шов после предыдущих операций кесарева истончился, и мне велено было лежать, не вставая. Я ужасно нервничала, что что-то идет не так (один раз на КТГ мальчик очень вяло шевелился, и я, конечно, сразу нарисовала себе картины гипоксии, ее последствий и прочего, хотя, видимо, он просто в тот день спал). Впрочем, в двух месяцах лежания в кровати были и свои прелести :). По крайней мере, я выспалась.

В середине февраля Марк чем-то заболел, я от него заразилась с температурой, и, чтобы не рисковать, договорилась со своей врачом, что лягу в роддом на всякий случай. Там было еще лучше :) – дома приходилось как минимум руководить, что кому делать, а в роддоме уже вообще мои задачи сводились «лежи себе и кино смотри», ну и работе, но все равно это было в некотором смысле отдыхом.

Кесарево назначили на 38-ю неделю – по мнению врача, к этому моменту мальчик уже полностью дозрел бы, и рисковать дальше тем, что шов сам по себе разойдется, смысла не было. Я бы лично еще потянула немного – никаких неприятных ощущений у меня не было, а рожать раньше мне было страшновато, но это, конечно, не было принято как стоящий аргумент.

В результате 25 февраля (за два дня до дня рождения Марты) у нас родился еще один мальчик.
Имя Марку я выбрала лет за 15 до его рождения, с именем Марты мы не могли определиться до момента, как ей исполнился месяц, а с новым мальчиком получился третий вариант – мы выбрали имя заранее еще во время беременности, но затем передумали.

Долго-долго я была уверена, что мы назовем мальчика Зямой в честь моего дедушки, который умер два года назад. Мне нравилось и само имя, и тот факт, что это в память о дедушке, но когда мальчик родился, стало ясно, что нам некомфортно. Называли его «Зямой», а думали при этом о дедушке и представляли дедушку, и вообще мне казалось, будто имя нового мальчика украдено. К тому же было очевидно, что «новый Зяма» постепенно вытеснил бы в голове «старого Зяму», а этого бы мне точно не хотелось. И когда спустя три недели после рождения мы все еще называли мальчика в основном «мальчиком», стало ясно, что надо попробовать рассмотреть другие варианты. Стали перебирать все имена по алфавиту, и когда уже отчаялись, в конце списка наткнулись на имя Ян. И стало ясно, что это оно. Немного мне все равно жалко, что не назвали Зямой, но все же мне ясно, что Зяма – он такой один.

Ян родился в момент, когда уже вовсю развернулась эпидемия коронавируса, так что первые месяцы у него прошли нестандартно. Например, в роддоме ему не сделали ни одной прививки (он заразился от меня, родился немного недоношенным, лежал в инкубаторе и получил аж два антибиотика, и прививки решено было отложить), но и после мы не смогли начать его прививать. Сначала у Яна был повышен билирубин, и педиатр велела отложить БЦЖ (потом уже я прочитала, что это не противопоказание, но в целом нам тоже не хотелось рисковать, и на тот момент казалось, что мы откладываем всего-то на недельку). Потом в поликлинике временно перестали вакцинировать младенцев из-за коронавируса. Потом, наконец, вакцинацию открыли, но новая педиатр велела сначала сделать манту (Яну было два месяца и пара дней, а после двух месяцев сначала положено убедиться, что ребенок не болеет туберкулезом). Манту сделали, но оказались повышенными тромбоциты (это тоже не является противопоказанием, но об этом я уже потом прочла). И только в три месяца, когда я уже пришла в поликлинику вооруженная распечатанным приказом Онищенко и инструкцией к вакцине, мы наткнулись на отличного дядьку-педиатра, который радостно сказал, что никаких противопоказаний он не видит и «идите скорее прививаться, и вообще отличный парень у вас». Онищенко, в общем, не пригодился :).

Кроме прививок, коронавирус повлиял на прогулки Яна. Где-то недели две после выписки мы, наверное, с ним гуляли, а потом наступил режим самоизоляции, и мы начали выкручиваться. Сначала Ян гулял на нашем балконе, но довольно быстро выяснилось, что в стоячей коляске мальчик вообще не спит никак и никогда, так что стали выбираться на общий балкон – он побольше, там хотя бы можно катать коляску туда-сюда.

Поскольку этот вариант был умеренно прекрасным (на 21 этаже очень дует и вообще взрослому-то так тоскливо гулять), то мы стали выезжать на Женину дачу в Юрьевке и выгуливать мальчика уже там. Но особенно там тоже было не развернуться, потому что интернет туда не проводили, а мобильного не хватало, чтобы нормально работать. Так что туда мы выезжали только на выходные, а в будни Ян гулял на общем балконе в основном тогда, когда к нам приезжали дедушка с бабушкой (то есть по пропускам строго два раза в неделю).
Но сейчас, к счастью, все уже закончилось, и теперь мы с Яном гуляем как нормальные люди.

Правда, на прогулке он спит совсем немного. Вообще он днем спит очень небольшими порциями, не любит спать в кроватке или коляске, так что на улице мы часто просто с ним сидим и смотрим на гуляющих в парке людей. Иногда он при этом засыпает на руках, иногда нет.

Вообще пока у Яна нету особенного режима. Есть всего два режимных момента – в 10 мы его купаем и после этого где-то в 11 (со всеми процедурами) он отправляется спать на ночь. Пока я была в роддоме, Леша купил все необходимое, и в том числе купил колыбельку-люльку, как была у Марты. Вот мы эту люльку на ночь завозим в спальню, и Ян в ней спит почти до утра. В первый месяц он просыпался поесть каждые три часа, потом первое просыпание постепенно сместилось к четырем-пяти утра, потом к шести-семи, а после трех месяцев он уже иногда спит и до восьми утра. Для нас в целом это довольно удобный режим.

Днем поначалу Ян вообще отказывался жить самостоятельно (кроме самых первых дней, когда он в основном спал). Он все время сидел у кого-то на руках, что несколько осложняло нам с Лешей работу. Я за два года до этого ушла из РБК и сейчас у меня относительно свободный график работы, так что я не стала уходить в декрет, но, конечно, работы мне хватает, и с Яном на руках это все не очень просто. Но, с другой стороны, из-за эпидемии Леша перешел на удаленку, так что мы просто стараемся работать по очереди. Кроме того, мы смогли освоить слинг, хотя мне казалось это совершенно нереальным :). В слинге Ян спит часа по два, при этом можно заниматься почти любыми делами, так как руки-то свободны.

Сейчас Ян, по мере взросления, все чаще соглашается играть один – валяется на коврике, или в шезлонге, или в люльке, и может так провести минут по 20.

Очень помогает Марта. На нее вообще сообщение о том, что у нас будет ребенок, произвело наибольшее впечатление. Мы тянули с этим объявлением до пятого месяца (я хотела сделать оба скриннинга и объявлять только после того, как станет известно, что все ок). Ну, в общем, когда мы детям сказали, что у нас будет еще один мальчик, с Мартой случился эмоциональный срыв. Сначала она расплакалась и сказала, что не хочет никакого мальчика, и вообще «пусть его не будет, и давайте сделаем так, чтобы ничего не изменилось». А спустя полчаса уже тревожно спрашивала меня, разрешу ли я жить им с мальчиком в одной комнате, и можно она купит ему всю одежду, и мобиль, и выберет кроватку, и будет с ним гулять и так далее.
Марк отреагировал как обычно реагирует Марк. «А я-то думаю, что это ты все толстеешь» и «ок, я понял, у нас будет еще один ребенок». То есть принял к сведению и сложил информацию на нужную полку.

Сейчас оба совершенно млеют от Яна. Без Марты я вообще не знаю как бы мы справлялись. Она умеет делать абсолютно все, только что не кормит. С самого начала она могла его вымыть, если он покакал (ну салфетками, под краном мы ей не разрешаем, но все равно), переодеть, уговорить взять соску, и, главное, провести с ним время утром, пока я досыпаю свое, а Леша уже работает. Вообще я понимала, что ей понравится возиться с маленьким, но я думала, что эффект новизны пропадет и она потеряет интерес. Но Яну уже три с половиной месяца, а для Марты по-прежнему это главное дело жизни, и она очень много времени с ним проводит.

Марку тоже все время хотелось как-то заниматься с Яном, но сначала ему банально не хватало сноровки. То есть мне даже было страшно ему Яна в руки давать, настолько неловко он его брал. Сначала надо было Марка усадить, потом аккуратно вложить ему младенца в руки, и даже при этом надо было следить, чтобы все было в порядке. Но чем старше становится Ян, тем Марку с ним проще. Теперь уже и Марк часто носит его на руках, когда Яну скучно, и болтает с ним, когда у мальчика разговорчивое настроение.

По понятным причинам я немного нервно слежу за развитием Яна, но пока, вроде бы, нет поводов для взволнованности. Из-за коронавируса мы не стали проходить положенных в месяц врачей, чтобы не умножать риски, но к неврологу все же сходили – в месяц Яну сделали УЗИ мозга, и нашли там какую-то «сдавленность» и еще что-то. Невролог скептически хмыкнул и сказал, что «он, конечно, не имеет права критиковать коллег, но вы в следующий раз попробуйте сходить к другому специалисту, а то этот специалист пишет такие заключения, что мне самому страшно их читать».

Ну и действительно, в три месяца мы сделали УЗИ заново, там оказалось все совершенно в норме, а в остальном больше и придраться не к чему. В начале Ян отставал на те две недели, на которые раньше родился (позже начал вес набирать, голову держать и тд – вот ровно на две недели), но к настоящему моменту отставание уже почти сгладилось. Где-то в полтора месяца Ян начал улыбаться – сначала неосознанно, а в течение месяца начал уже и осознанно. В два с половиной месяца он начал агукать и даже агукать в ответ. Сейчас очень много болтает, всегда очень радостно отвечает на улыбку, общается с родителями, братом с сестрой, с игрушками, телевизором и людьми на улице.

Очень любит купаться. В своей ванночке готов лежать чуть ли не по часу. При этом не очень любит, как ни удивительно, купаться в большой ванной. Несколько раз мы с Мартой набирали ванну, обе туда залезали и брали Яна, но в таком варианте он купается меньше по времени, начинает хныкать. Может быть, ему нравится лежать… В общем, мы этот фокус повторяем нечасто, и в основном ради Марты, которой это очень нравится.

Режима как такового нету, но какие-то моменты известны. Например, что Ян будет болтать и улыбаться после того, как я его покормлю в 10-11 утра – он к этому моменту окончательно просыпается и в хорошем настроении. Когда мы ужинаем, он, обычно, сидит в шезлонге и дает нам поесть «семейно». Но иногда, конечно, успевает к началу ужина затосковать и перебирается или ко мне, или к Леше на руки.

Вообще кажется, что он достаточно позитивный мальчик. До двух – двух с половиной месяцев он не плакал только в трех случаях: когда он ел, когда спал и когда сидел у меня на плече. А сейчас уже не плачет почти вообще никогда, только по делу – если надо поесть, переодеться или если хочет спать.

Леша настолько не ленив, что пытается Яна высаживать и даже успешно – мальчик часто писает и какает в раковину. И Леша даже думает, что иногда Ян просится. Тут у меня есть сомнения, но ему виднее :).

Вообще Леша в нем полностью растворился, и можно его понять. Мы, конечно, уже забыли, какие классные бывают младенцы. Но Ян правда классный.

Научился улыбаться

Короткий миг между "Доброе утро" и воплем "Где мой завтрак?!"
Несколько дней назад уверенно научился улыбаться в ответ и активно эксплуатирует