?

Log in

No account? Create an account

dina_and_mark

Previous Entry Share Next Entry
06:02 pm: Мы в Турции
Уже четвертый день, как мы в Турции (по-моему, когда я это опубликую, будет уже пятый - да, пятый), а я еще ничего не написала. А все потому, что, во-первых, каждая такая поездка начинается с войны за интернет, и иногда это война бывает и шестидневная, так что, чего уж там, на этот раз мы быстро победили, всего лишь на третий день :). А во-вторых, я поехала одна с детьми, так что пока обустроились, пока наладились – было не до писаний в ЖЖ.

В общем, обсудив со всех сторон Марковкину аллергию, мою работу и необходимость выехать куда-то на месяц, мы решили а) опять ехать в Турцию, потому что теплое море б) не оставлять Кукунделя в Москве. "Слишком маленькая" – такое было общее решение. Сейчас я понимаю, что правильное, но перед поездкой я очень нервничала, потому что одно дело дома с ними покантоваться, и другое – в чужой стране. Но Кукундель на наши зеленые облака показала сразу красно-синие (темно красно-синие!) глазки, и уже в этот момент было понятно, что какое счастье, что я увожу обоих. Ну и разлучать их с Марком аж на месяц было бы неправильно, все-таки они очень друг к другу привязаны.

Короче говоря, полетела я одна. Прилетели в прошлую субботу и до воскресенья так и будем одни (то есть неделю), потом к нам приедет Лешка, мы еще неделю побудем все вчетвером, а потом мы с Мартой уедем домой, Леша еще неделю побудет с Марком, а затем его сменит бабушка Инна с ее подругой Мариной. Сложная схема, да.

Сначала я боялась лететь. То есть просто лететь я тоже боялась, но в основном меня пугал полет с двумя детьми, пусть и ангелического типа, но все же. И, хотя в целом все прошло совсем неплохо, никому не рекомендую такой опыт – мы летели в 5 утра, спать хотелось ужасно, дети устали, при этом Марта в самолете все же заснула, а Марк нет. Сидел, правда, совсем тихонько, играл в айпад, потом позавтракал (!), потом захотел какать (то еще мероприятие в самолете!), Марта при этом спала на мне – короче говоря, это непросто. И в аэропорту тоже непросто, хотя Марковка мне очень помогал – и очередь занимал, и коляску с Мартой вез, и двери где надо открывал, короче, без него мне было бы сложнее. Но все равно – лучше днем и с папой, чем ночью и одной.

Квартиру мы сняли в другом комплексе, но сути это не меняет – всё равно все одинаковые. На этот раз квартира побольше и на четвертом этаже, а не на первом, как в прошлом году. Дети уже большие, так что они спокойно сами по себе спускаются по лестнице и играют на площадке, а я иногда смотрю на них с балкона. Война идет не только за Интернет (в итоге я заставила бедного Байрамчика, знакомого наших друзей, который всю поездку и организовывал, купить нам USB модем за свой счет, вот такая я злыдня), но и за наволочки, простыни, чашки, ложки и так далее. Большей частью я все отвоевала, но чайная ложка так и осталась в одиночестве. Ну и ладно, не так уж и принципиально. Ну и, как это ни смешно, Леша привезет из Москвы сковородку и кастрюльку, которые мы тут и оставим – "войну за утварь" я уже не переживу.

В остальном квартира прекрасная, у детей своя сравнительно большая комната (ну, во всяком случае, они не спят носом друг в друга), у нас спальня так вообще огромная, и большая, метров 30, наверное, кухня-гостиная. Посудомойка, стиралка – короче, все прекрасно.

Дети ведут себя так, словно мне их Дед Мороз на Новый год подарил. Вообще отсутствие Интернета в первые дни полезно, конечно – если бы не эта поездка и не пропавшая сеть, когда б я еще узнала, что у меня такие прекрасные дети. В первые два дня от новизны обстановки вообще все было хорошо, сейчас уже дерутся за ведро, конечно (в песочнице), но не часто.

Марк встает в шесть утра (на этот случай тоже лучше быть с папой, чем без :)), но потом согласен еще два часа играть сам с собой и смотреть мультики, дожидаясь, пока мы с Мартой проснемся. Марта поначалу просыпалась поздно, но сейчас тоже двигается ближе к семи. Так что я стала ложиться сразу после них в 10 вечера, и, в общем, даже не скучаю по кофе, хотя по утрам спала бы подольше, конечно.

Самое главное наше тут достижение – Марта пошла в сад! Мы еще в Москве нашли контакты местного садика для русскоязычных детей, но когда приехали, оказалось, что до него все-таки достаточно далеко (хотя детей отвозил бы и забирал автобус), а рядом есть садик, отзывы о котором вроде даже получше. Короче говоря, я сначала думала Марка отдавать туда на целый день, а Марту на полдня, чтобы Кукундель приучалась к саду, имея брата под боком. Но в итоге нам предложили отличный вариант – они оба идут в сад к 12-ти (то есть мы успеваем искупаться до сада), там обедают, спят, полдничают и я их забираю в шесть. Там у них какие-то занятия, танцы – в общем, все неплохо.

Так вот. В первый же день Марта осталась там без звука, отлично обедала, спала и все делала. Когда я пришла, она ко мне подошла, поулыбалась и пошла дальше тусоваться. Я пришла к половине пятого – думала, ей там тоскливо. И сидела я еще полтора часа и книжечку читала, потому что Марта никуда уходить не собиралась.

Марк туда ходит без энтузиазма, но и без скандала. То есть он согласен ходить на три дня в неделю (мы такой абонемент и купили), а больше ему не хочется, но эти полтора часа я за ним наблюдала – носится там слоном и всем доволен. Домой не требовал идти и ко мне не подходил. К сожалению, в этом возрасте дети уже знают, что на вопрос "Нравится ли тебе?" надо отвечать "Да" вне зависимости от истинного положения дел. И нет никакой возможности это положение дел выяснить. Мне хотелось бы быть уверенной, что ему туда ходить нравится, а не по обязанности. Но как это узнаешь… Он туда не несется сломя голову, но он так вообще никуда не несется, кроме аттракционов. В общем, пока Марта тут, Марк туда будет ходить (во всяком случае, он ни разу не сказал, что он не хочет), а дальше возможны послабления. Потому что Марта, хоть и ясно, что садом довольна, а без него туда может и не пойти. И лучше сейчас при Марке учиться ходить в сад, раз уж с его стороны это, если и жертва, то небольшая, чем страдать в сентябре, когда он уйдет в школу. Может, я себя утешаю, конечно…. Но, по крайней мере, я счастлива, что Марта пошла туда так просто. Дети пережидают в садике самое жаркое время, когда гулять с ними было бы некомфортно. Марк там не засыпает (а дома отрубается в момент), так что вечером я его в восемь буквально волоком тащу в кровать, потому что он спит на ходу.

Я в те часы, что их нет, работаю, и ругаю себя, что не отказалась от всего, от чего можно было отказаться в плане работы. Хоть ее вроде и немного, а настроение портит. Ну и главное – привязывает к дому. Могла бы поехать погулять, или в магазин, или на море пойти – а сижу дома у компа.

Море пока еще холодное, но купаться можно, что мы и делаем. Марк вообще сам залезает и бултыхается с кругом (недолго, но сам). Марта формально вроде не заходит, но пока она набирает свое ведро, успевает окунуться едва ли не с головой раз 20. Так что тоже свое купание набирает. На пляж мы приходим в 10 – 10-30, еще никого почти нету, и солнца нету, и совсем хорошо. Надо набраться совести и так же вставать и когда Лешка приедет. Потому что в двенадцать-час на солнце совсем тяжко.

Марк, кстати, сад любит за еду (не этот, а московский). Тут требовал, чтобы я их забрала непременно ПОСЛЕ полдника. Был потом разочарован. "Мам, это не настоящий полдник". "Почему?". "Ну не настоящий. Настоящий – это когда макароны" – и это все мечтательно так. Не хватает макарон мальчику. Он их тут всего-то раза два в день ест. А так, с полдником, было бы три – совсем другое дело.

Он же: "Мама, у меня есть блестящая идея!". Дальше этих слов не продвинулись. Но звучало круто.

Марта теперь говорит только "Мамочка, мамочка". И вообще очень милая. Но усовершенствовала правило "Если нельзя, но очень хочется". "Очень" оттуда она убрала, так что теперь если ей сказать "Марта, нельзя заходить одной в море", это ничего не значит. Через секунду она там уже по шейку, а на недоуменный вопрос отвечает "Но мне же надо было налить ведро!". Поэтому Марк на площадке боится отпустить ее от себя на шаг, думая (довольно резонно), что она пошурует в лифт. Но пока не шуровала, к счастью.

Кстати, о счастье. Выяснилось, что в Анталию приедет Катя – та самая Катя, с которой Марк не разлей вода в прошлом году. Он еще в Москве меня с беспокойством спрашивал, поедет ли Катя, и был страшно расстроен, что от Катиной мамы не было ответа.

Так вот, Катя приедет 19 мая, и Марк в буквально смысле считает дни (каждый день мне рассказывает, сколько осталось). Пытались по дороге на море поиграть с ним в женские имена. У него вышло: "Наташа, Катя – а Катя приедет 19 мая, я с ней буду играть", и на этом игра в имена закончилась. Бегает по потолку от мысли, что Катя скоро приедет.

Марта скучает по папе. Поначалу она скучала по нему примерно раз в час, сейчас уже поняла, что папа приедет только через несколько дней, и теперь хочет к папе в основном, когда я ее ругаю. Ругать приходится не так уж и часто – в основном за то, что она лупит и кусает (!) Марка.

Удивительно, кстати, как дети устроены – мы ей специально покупали крайне мало розового (ни одежды, ни игрушек), но она все равно любит только розовое. И сейчас уже она сама себе все выбирает, и уже все только розовое, от ведра до платьев.

Едят тут как два паровозика – отскребают кашу со дна тарелок, супа Марта добавки сегодня попросила, короче, видно, как они набираются здоровья.

Tags:
Powered by LiveJournal.com