July 25th, 2009

Братья



Оба левши - что совершенно противоречит всем моим знаниям о теории вероятности (впрочем, не так уж их и много, этих знаний)

Рон

Рон проснулся, Женя идет его поднимать
- Привет, мой ангелочек
- Мама, а кто такой ангелочек?
- Ну это такой с крылышками, хороший-хороший...
- Комар, что ли?


Накануне. Даниэла вечером плачет в голос. Рон бросается на диван, ложится на живот и закрывает лицо руками и говорит с надрывом: "Я не могу видеть, как Дана плачет!". Справедливости ради надо отметить, что имелось в виду не то, что ему сестру жалко, а то, что ему шум мешает.


Без слов

У Марка есть "главная логопедическая книжка", называется "Видим, слышим, говорим". Там на каждой странице нарисованы черно-белые картинки, изображающие какой-нибудь звук. Девочка трясет погремушку - "Ч, Ч, Ч", мальчик звенит колокольчиком - "бам-бам", ну и так далее. Так вот Марк эту книжку ОБОЖАЕТ (я не могу понять, почему - картинки там черно-белые, ну и содержание не то чтобы очень богатое. Видимо, ему нравится, как мы с няней все эти звуки изображаем). В этой книге есть картинка, на которой изображен упавший мальчик и жалеющая его девочка - мальчик говорит "ох", девочка "ой-ой-ой". У Марка это главный хит. Он с большим удовольствием растягивается на полу, изображая, как мальчик упал. Трюк повторяется для любого желающего.

Опять начал играть в "Дзынь, хозяин дома?". Сам себе на нос нажимает; там, где надо кивать, гладит себя по голове (я всегда сама его головой "кивала", и он это так интерпретировал), и сам себе потом на ушах наяривает. Этому фокусу я его научила, когда ему было месяцев 8, но тогда он все делал по-честному. А сейчас он понимает, что это прикол, и радостно подхихикивает.