dina_and_mark (dina_and_mark) wrote,
dina_and_mark
dina_and_mark

Categories:
Не знаю, в который раз я начинаю это писать. В восемнадцатый, наверное.

Короче говоря, в какой-то момент я забросила ЖЖ, потому что а) появился фейсбук, б) дел стало больше намного, в) дети стали достаточно взрослыми, чтобы мне неудобно было писать про них так, будто они этого не прочитают. Но теперь надо возвращаться, потому что мне опять есть о ком писать :).

25 февраля у нас родился второй сын. Вообще-то я считала, что с деторождением мы завязали. Я очень хотела третьего ребенка, но Леша постоянно был категорически против, и в какой-то момент я поняла, что вряд ли мы решимся (хотя бы потому, что я стремительно приближалась к сорокалетию).

Ну вот за пару месяцев до этого сорокалетия Леша (неожиданно для меня и для себя, кажется, тоже) стремительно дозрел. По-моему, дело было в том, что Марк вдруг резко вырос и превратился в подростка с усами, ломающимся голосом, ростом с меня и прочим. И как-то очень очевидно стало, что вот-вот мы превратимся в семью с очень взрослыми детьми и не в кого будет играть :). И Леша сразу понял, что нам опять нужен маленький.

Вообще, если бы я знала, что он дозреет, я бы как-то иначе это спланировала. Не говоря уж о том, чтобы я все это перенесла бы на пять лет пораньше, я хотя бы не рожала бы одновременно с Мартиным днем рождения. Но очухаться Леша мне не дал, и в июне прошлого года я поняла, что беременна.

Эта беременность была идеальной почти до самого конца, и только в январе появились сложности – шов после предыдущих операций кесарева истончился, и мне велено было лежать, не вставая. Я ужасно нервничала, что что-то идет не так (один раз на КТГ мальчик очень вяло шевелился, и я, конечно, сразу нарисовала себе картины гипоксии, ее последствий и прочего, хотя, видимо, он просто в тот день спал). Впрочем, в двух месяцах лежания в кровати были и свои прелести :). По крайней мере, я выспалась.

В середине февраля Марк чем-то заболел, я от него заразилась с температурой, и, чтобы не рисковать, договорилась со своей врачом, что лягу в роддом на всякий случай. Там было еще лучше :) – дома приходилось как минимум руководить, что кому делать, а в роддоме уже вообще мои задачи сводились «лежи себе и кино смотри», ну и работе, но все равно это было в некотором смысле отдыхом.

Кесарево назначили на 38-ю неделю – по мнению врача, к этому моменту мальчик уже полностью дозрел бы, и рисковать дальше тем, что шов сам по себе разойдется, смысла не было. Я бы лично еще потянула немного – никаких неприятных ощущений у меня не было, а рожать раньше мне было страшновато, но это, конечно, не было принято как стоящий аргумент.

В результате 25 февраля (за два дня до дня рождения Марты) у нас родился еще один мальчик.
Имя Марку я выбрала лет за 15 до его рождения, с именем Марты мы не могли определиться до момента, как ей исполнился месяц, а с новым мальчиком получился третий вариант – мы выбрали имя заранее еще во время беременности, но затем передумали.

Долго-долго я была уверена, что мы назовем мальчика Зямой в честь моего дедушки, который умер два года назад. Мне нравилось и само имя, и тот факт, что это в память о дедушке, но когда мальчик родился, стало ясно, что нам некомфортно. Называли его «Зямой», а думали при этом о дедушке и представляли дедушку, и вообще мне казалось, будто имя нового мальчика украдено. К тому же было очевидно, что «новый Зяма» постепенно вытеснил бы в голове «старого Зяму», а этого бы мне точно не хотелось. И когда спустя три недели после рождения мы все еще называли мальчика в основном «мальчиком», стало ясно, что надо попробовать рассмотреть другие варианты. Стали перебирать все имена по алфавиту, и когда уже отчаялись, в конце списка наткнулись на имя Ян. И стало ясно, что это оно. Немного мне все равно жалко, что не назвали Зямой, но все же мне ясно, что Зяма – он такой один.

Ян родился в момент, когда уже вовсю развернулась эпидемия коронавируса, так что первые месяцы у него прошли нестандартно. Например, в роддоме ему не сделали ни одной прививки (он заразился от меня, родился немного недоношенным, лежал в инкубаторе и получил аж два антибиотика, и прививки решено было отложить), но и после мы не смогли начать его прививать. Сначала у Яна был повышен билирубин, и педиатр велела отложить БЦЖ (потом уже я прочитала, что это не противопоказание, но в целом нам тоже не хотелось рисковать, и на тот момент казалось, что мы откладываем всего-то на недельку). Потом в поликлинике временно перестали вакцинировать младенцев из-за коронавируса. Потом, наконец, вакцинацию открыли, но новая педиатр велела сначала сделать манту (Яну было два месяца и пара дней, а после двух месяцев сначала положено убедиться, что ребенок не болеет туберкулезом). Манту сделали, но оказались повышенными тромбоциты (это тоже не является противопоказанием, но об этом я уже потом прочла). И только в три месяца, когда я уже пришла в поликлинику вооруженная распечатанным приказом Онищенко и инструкцией к вакцине, мы наткнулись на отличного дядьку-педиатра, который радостно сказал, что никаких противопоказаний он не видит и «идите скорее прививаться, и вообще отличный парень у вас». Онищенко, в общем, не пригодился :).

Кроме прививок, коронавирус повлиял на прогулки Яна. Где-то недели две после выписки мы, наверное, с ним гуляли, а потом наступил режим самоизоляции, и мы начали выкручиваться. Сначала Ян гулял на нашем балконе, но довольно быстро выяснилось, что в стоячей коляске мальчик вообще не спит никак и никогда, так что стали выбираться на общий балкон – он побольше, там хотя бы можно катать коляску туда-сюда.

Поскольку этот вариант был умеренно прекрасным (на 21 этаже очень дует и вообще взрослому-то так тоскливо гулять), то мы стали выезжать на Женину дачу в Юрьевке и выгуливать мальчика уже там. Но особенно там тоже было не развернуться, потому что интернет туда не проводили, а мобильного не хватало, чтобы нормально работать. Так что туда мы выезжали только на выходные, а в будни Ян гулял на общем балконе в основном тогда, когда к нам приезжали дедушка с бабушкой (то есть по пропускам строго два раза в неделю).
Но сейчас, к счастью, все уже закончилось, и теперь мы с Яном гуляем как нормальные люди.

Правда, на прогулке он спит совсем немного. Вообще он днем спит очень небольшими порциями, не любит спать в кроватке или коляске, так что на улице мы часто просто с ним сидим и смотрим на гуляющих в парке людей. Иногда он при этом засыпает на руках, иногда нет.

Вообще пока у Яна нету особенного режима. Есть всего два режимных момента – в 10 мы его купаем и после этого где-то в 11 (со всеми процедурами) он отправляется спать на ночь. Пока я была в роддоме, Леша купил все необходимое, и в том числе купил колыбельку-люльку, как была у Марты. Вот мы эту люльку на ночь завозим в спальню, и Ян в ней спит почти до утра. В первый месяц он просыпался поесть каждые три часа, потом первое просыпание постепенно сместилось к четырем-пяти утра, потом к шести-семи, а после трех месяцев он уже иногда спит и до восьми утра. Для нас в целом это довольно удобный режим.

Днем поначалу Ян вообще отказывался жить самостоятельно (кроме самых первых дней, когда он в основном спал). Он все время сидел у кого-то на руках, что несколько осложняло нам с Лешей работу. Я за два года до этого ушла из РБК и сейчас у меня относительно свободный график работы, так что я не стала уходить в декрет, но, конечно, работы мне хватает, и с Яном на руках это все не очень просто. Но, с другой стороны, из-за эпидемии Леша перешел на удаленку, так что мы просто стараемся работать по очереди. Кроме того, мы смогли освоить слинг, хотя мне казалось это совершенно нереальным :). В слинге Ян спит часа по два, при этом можно заниматься почти любыми делами, так как руки-то свободны.

Сейчас Ян, по мере взросления, все чаще соглашается играть один – валяется на коврике, или в шезлонге, или в люльке, и может так провести минут по 20.

Очень помогает Марта. На нее вообще сообщение о том, что у нас будет ребенок, произвело наибольшее впечатление. Мы тянули с этим объявлением до пятого месяца (я хотела сделать оба скриннинга и объявлять только после того, как станет известно, что все ок). Ну, в общем, когда мы детям сказали, что у нас будет еще один мальчик, с Мартой случился эмоциональный срыв. Сначала она расплакалась и сказала, что не хочет никакого мальчика, и вообще «пусть его не будет, и давайте сделаем так, чтобы ничего не изменилось». А спустя полчаса уже тревожно спрашивала меня, разрешу ли я жить им с мальчиком в одной комнате, и можно она купит ему всю одежду, и мобиль, и выберет кроватку, и будет с ним гулять и так далее.
Марк отреагировал как обычно реагирует Марк. «А я-то думаю, что это ты все толстеешь» и «ок, я понял, у нас будет еще один ребенок». То есть принял к сведению и сложил информацию на нужную полку.

Сейчас оба совершенно млеют от Яна. Без Марты я вообще не знаю как бы мы справлялись. Она умеет делать абсолютно все, только что не кормит. С самого начала она могла его вымыть, если он покакал (ну салфетками, под краном мы ей не разрешаем, но все равно), переодеть, уговорить взять соску, и, главное, провести с ним время утром, пока я досыпаю свое, а Леша уже работает. Вообще я понимала, что ей понравится возиться с маленьким, но я думала, что эффект новизны пропадет и она потеряет интерес. Но Яну уже три с половиной месяца, а для Марты по-прежнему это главное дело жизни, и она очень много времени с ним проводит.

Марку тоже все время хотелось как-то заниматься с Яном, но сначала ему банально не хватало сноровки. То есть мне даже было страшно ему Яна в руки давать, настолько неловко он его брал. Сначала надо было Марка усадить, потом аккуратно вложить ему младенца в руки, и даже при этом надо было следить, чтобы все было в порядке. Но чем старше становится Ян, тем Марку с ним проще. Теперь уже и Марк часто носит его на руках, когда Яну скучно, и болтает с ним, когда у мальчика разговорчивое настроение.

По понятным причинам я немного нервно слежу за развитием Яна, но пока, вроде бы, нет поводов для взволнованности. Из-за коронавируса мы не стали проходить положенных в месяц врачей, чтобы не умножать риски, но к неврологу все же сходили – в месяц Яну сделали УЗИ мозга, и нашли там какую-то «сдавленность» и еще что-то. Невролог скептически хмыкнул и сказал, что «он, конечно, не имеет права критиковать коллег, но вы в следующий раз попробуйте сходить к другому специалисту, а то этот специалист пишет такие заключения, что мне самому страшно их читать».

Ну и действительно, в три месяца мы сделали УЗИ заново, там оказалось все совершенно в норме, а в остальном больше и придраться не к чему. В начале Ян отставал на те две недели, на которые раньше родился (позже начал вес набирать, голову держать и тд – вот ровно на две недели), но к настоящему моменту отставание уже почти сгладилось. Где-то в полтора месяца Ян начал улыбаться – сначала неосознанно, а в течение месяца начал уже и осознанно. В два с половиной месяца он начал агукать и даже агукать в ответ. Сейчас очень много болтает, всегда очень радостно отвечает на улыбку, общается с родителями, братом с сестрой, с игрушками, телевизором и людьми на улице.

Очень любит купаться. В своей ванночке готов лежать чуть ли не по часу. При этом не очень любит, как ни удивительно, купаться в большой ванной. Несколько раз мы с Мартой набирали ванну, обе туда залезали и брали Яна, но в таком варианте он купается меньше по времени, начинает хныкать. Может быть, ему нравится лежать… В общем, мы этот фокус повторяем нечасто, и в основном ради Марты, которой это очень нравится.

Режима как такового нету, но какие-то моменты известны. Например, что Ян будет болтать и улыбаться после того, как я его покормлю в 10-11 утра – он к этому моменту окончательно просыпается и в хорошем настроении. Когда мы ужинаем, он, обычно, сидит в шезлонге и дает нам поесть «семейно». Но иногда, конечно, успевает к началу ужина затосковать и перебирается или ко мне, или к Леше на руки.

Вообще кажется, что он достаточно позитивный мальчик. До двух – двух с половиной месяцев он не плакал только в трех случаях: когда он ел, когда спал и когда сидел у меня на плече. А сейчас уже не плачет почти вообще никогда, только по делу – если надо поесть, переодеться или если хочет спать.

Леша настолько не ленив, что пытается Яна высаживать и даже успешно – мальчик часто писает и какает в раковину. И Леша даже думает, что иногда Ян просится. Тут у меня есть сомнения, но ему виднее :).

Вообще Леша в нем полностью растворился, и можно его понять. Мы, конечно, уже забыли, какие классные бывают младенцы. Но Ян правда классный.
Tags: Ян
Subscribe

  • Не повезло с папой

    Сходили тут с Мартой и Даной в Третьяковку. Посмотрели на картину «Богатыри», умеренно впечатлились, потом обсуждаем в машине с девчонками и Марком,…

  • (no subject)

    "Марк, а что такое spiky?" - "ну это волосы вот как у папы" - "ну по-русски-то это как?" - "ну вот такие как у него, ВЗДЫБУЧИЕ" Опять английский…

  • Про дружбу

    Марк: "Знаешь, мам, говорят, что если долго смотреть на девочку, то можно в нее влюбиться. А я подружился с Кириллом (главный и единственный школьный…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments